Развитие и воспитание        01 ноября 2017        320         0

Как объяснить ребенку что можно а что нельзя

3detki

Голубая мечта каждого родителя, конечно же, состоит в том, чтобы доподлинно узнать, как объяснить ребёнку, что нельзя, а что можно делать. Причём, объяснить совсем маленькому, которому, может быть, чуть больше года, или, по крайней мере, не более двух-трёх лет, и чтобы слово наше отозвалось в душе крохи – и он бы потом всё делал правильно, как надо.

Да, это было бы прекрасно! Хотя и немного скучно.

Впрочем, в действительности наши душеспасительные проповеди сплошь и рядом не доходят до сознания детей, не придающих значения нашим запретам и постоянно их нарушающих. Что создаёт нам массу проблем, да и для наших чад служит источником множества неприятностей.

Почему же это так? И как всё-таки нам достучаться до этих юных хулиганов?

От противного

Есть такой метод обучения – от противного. Это когда сначала выясняют не то, как надо делать, а как не надо.

Представим себе очень добрую, заботливую и умную бабушку, внучек которой не желает  есть манную кашу. Задача бабушки – объяснить недотёпе, что манную кашу есть нужно.

И вот она усаживает малыша на стул и говорит ему:

— Вот ты не хочегь есть манную кашу. Складывается впечатление, что ты её просто ненавидишь! Но есть ли для этого объективные основания? Знаешь ли ты, что манная каша обладает целым рядом уникальных свойств? Например, она переваривается в нижних отделах нашего кишечника, тем самым очищая его верхние отделы!

Кроме того, в 100 граммах этого замечательного продукта питания содержится 98 килокалорий, 73 грамма углеводов, витамины Е, РР и В9, фосфор и калий! К тому же манка относится к числу продуктов, которые легко усваиваются нашим организмом! Ну что, я тебя убедила?

Может быть, вы считаете, что не существует таких бабушек? Что не может взрослый так разговаривать с ребёнком?

Допустим, я немного утрировал. Но, в общем-то, многие наши внушения, нотации и прочие словесные педагогические воздействия весьма напоминают монолог этой умной и эрудированной бабушки.

Мы частенько обращаемся к ребёнку не как к ребёнку, а как к маленькому взрослому. Убеждая его, апеллируя к его сознанию, используя те аргументы, которые могли бы повлиять на взрослого. Мы ведём себя как университетские преподаватели во время лекции. Но наши дети – пока ещё не студенты.

Ребёнок – не взрослый. Что манная каша полезна – ему до лампочки. Точно так же его не интересует то важное обстоятельство, что у мамы нет денег на оплату огромных счетов за воду, так как её отпрыск забывает закрыть за собой кран, когда заходит в ванную без взрослых.

Не волнует юного философа и то, что, бегая по грязным лужам, он промочит ноги и перепачкается, а бедной маме придётся стирать его одежду.

До уровня нашей взрослой рациональности малышу далеко. Это другое, отличное от нас, существо.

Метод  естественных последствий

Применять его можно не всегда. Но он очень эффективен.

В этом случае мы изначально ничего не объясняем. Просто даём возможность ребёнку приобрести опыт. Почувствовать, прожить последствия определённых действий.

Скажем, чтобы кроха не лезла в огонь, можно дать возможность малышу слегка обжечься. В нашем присутствии. Чтобы перестал гладить всех собак подряд, пусть погладит один раз явно блохастого пса, а потом полдня чешется.

Конечно, метод рискованный. Не всякая мама на него решится. Но лучше, чтобы малыш прыгнул с дерева и слегка ударился при нас, чуть обжёгся – опять-таки при нас, чем рисковать, что он, не имея своего опыта, захочет его приобрести как-нибудь незаметно для нас – и обожжётся по-настоящему или сломает себе ногу.

У меня есть знакомый, Сашка, мама которого строго-настрого ему запрещала лазить на всякие возвышенные места и с них прыгать. Кончилось тем, что он в детском саду на прогулке сломал ногу. Он забрался на пожарную лестницу и прыгнул вниз через пять ступенек.

Лучше дать малышу испытать то, что опасно, под нашим контролем, чем постоянно дрожать от беспокойства, не захочет ли он приобрести необходимый ему жизненный опыт действительно угрожающим его жизни и здоровью способом.

На что похож этот метод, вы догадались? Правильно: на прививку.

Игровой метод

Малышам легче что-то понять в игре, приняв игровую роль. Поэтому, если нам важно, чтобы кроха чистила зубы, а она упорно отказывается, то почему бы не поиграть в чистку зубов? Вот, у Кеши (игрушечного медведя) тоже может быть кариес! А он совсем не чистит зубки! Это неправильно! Надо почистить зубки Кеше!

Поиграв таким образом, ребёнок осваивает определённый образ действий, и затем ему уже легче повторять его не в игре, а, как говорят дети, «по-правдошнему».

Где надо власть употребить?

Там, где нет другого выхода.

Если что-то делать нельзя категорически, а иные методы – например, первые два, называнные выше, — неприменимы. Допустим, нам нужно, чтобы малыш не подходил близко к проезжей части, когда нас нет поблизости. Мы же не можем дать ему возможность немножко попасть под машину,  и поиграть с настоящим автомобилем тоже не получится.

Значит, нужно просто безоговорочно, спокойно, уверенно приказать. Не угрожать (тебе то-то будет, если не послушаешься!). А просто сказать.

Почему нельзя угрожать? Потому что в этом случае мы изначально предполагаем, что малыш может нас не послушаться. Он и не послушается: мы ему внушили, что он именно так поступит – вот он так и сделает.

Нужна безоговорная уверенность, что будет так и только так, как мы сказали.

Родители для своих детей – большие авторитеты. Так что серьёзный, твёрдый приказ, как правило, не нарушается.

Будете ли вы при этом что-то объяснять, не так важно. Часто даже лучше – не объяснять.

Почему? Потому что действие этого метода основано на том, что мы, взрослые, сильные и обладаем властью над детьми, – и они это понимают. Если же мы начинаем рассусоливать, то это может восприниматься нашим чадом уже как слабость. Объясняет – значит, не уверен. Значит, подлаживается ко мне. Выходит, не такой уж категорический этот запрет! Так рассуждает подсознание маленького человека.

Можно, конечно, и объяснить, но коротко, ясно и просто.

Семейное законотворчество

Хороший способ добиться, чтобы человек не делал того, чего делать нельзя, и, наоборот, делал то, что делать нужно, — это законы и правила. Маленькие люди в этом смысле как раз ничем не отличаются от больших.

Однако устанавливая законы и правила, лучше придерживаться некоторых ограничений. А именно:

  • Нельзя принимать очень много правил, так как дети их не запомнят и будут нарушать.
  • Нельзя принимать правила, соблюдение которых вы не в силах проконтролировать. В этом случае – тоже будут нарушать, да ещё и привыкать вас не слушаться.
  • Нельзя принимать чрезмерно сложные, непонятные правила.
  • Нехорошо, если ребёнок воспринимает семейные правила как защищающие только интересы взрослых, как «защиту взрослых от детей». Хотя бы некоторые правила должны явно для ребёнка защищать именно его интересы (допустим, в его комнате никто не вправе ничего переставлять с места на место без его разрешения).
  • Нехорошо, когда правила – это сплошные запреты. Нужны и положительные, побуждающие к чем-то доброму. Допустим, в день рожденья каждый член семьи готовит сюрприз всем остальным. Или: если мама пришла домой, когда на улице дождь, малыш помогает ей раздеться, ставит её мокрый зонтик у батареи.

В данном случае как раз нужно всё объяснять. Малыш должен понимать смысл каждого правила.

Ребёнок — законодатель

Принимать правила лучше вместе с ребёнком.

Мы можем не слушаться других людей. Это естественно. Любое живое существо – даже животное – хочет делать то, что оно само решило, а не то, что за него решил кто-то другой.

Но себя самих мы, как правило, слушаемся.

Поэтому то, что решил сам ребёнок, он обычно склонен выполнять. Как правило, несложно так построить разговор с малышом, чтобы он самостоятельно пришёл к выводу, который мы заранее запланировали. Но: не стоит ему прямо подсказывать! Дети догадливы. Если догадается, потом уже не получится использовать этот метод.

Допустим, нам хочется, чтобы наше чадо делилось с другими детьми тем хорошим и вкусным, что у него есть. Конфетами, допустим.

Вот и поговорим с ним. Расскажем историю про жадного мальчиша-плохиша, который набивал рот конфетами и никогда ни с кем не делился. А потом – про хорошего мальчика, который делился. А выводы пусть делает наш собеседник.

Правда, этого недостаточно. От сознательного убеждения, пусть и совершенно самостоятельного и искреннего, до реального поведения – дистанция огромного размера.

Чтобы малыш на самом деле вёл себя так, как нам хочется, стоит сделать его своего рода Контролёром и Защитником этой нормы поведения.

Допустим, раз он пришёл к выводу, что делиться с другими нужно, то вот пусть каждый раз за столом и следит, чтобы все, у кого есть что-то вкусное, делились. Да, и за вами пусть следит!

Вот тогда он сам всегда будет соблюдать эту норму: ведь он её защитник.

Если ребёнок уже достиг достаточно зрелого возраста (полтора года и старше), с ним можно обсуждать многое. Малышу нравится, когда с ним разговаривают как со взрослым. Это поднимает его в собственных глазах. И даже если что-то ему не вполне понятно, он в этом случае более склонен соблюдать нормы поведения, чем тогда, когда мы читаем нотации, угрожаем, сюсюкаем – то есть занимаем позицию Сверху, разговариваем с ним как с маленьким несмышлёнышем.

Примерные взрослые

Есть дети, которые кричат на взрослых и даже их бьют. Причём, не чужих – своих. Папу, маму.

Обычно это или особо нервные крохи. Или они заразились от собственных родителей.

Хотя, вроде бы, совершенно очевидно, что вежливым бывает только тот ребёнок, родители которого всегда вежливы, что не кричать может только сын выдержанной и спокойной мамы. Тем не менее, есть миллионы взрослых, которые жаждут, чтобы их отпрыски вели себя не так, как они сами.

Сами они орут благим матом по всякому поводу – но ребёнок не имеет права повысить голос. Они невежливы, хамоваты, в том числе, по отношению к своему чаду. Могут сказать ему: «Ты что, совсем дурак?!» Могут дёрнуть, даже ударить.

Но хотят, чтобы их дитя было идеалом человека.

Но это невозможно.

Правда, наш пример не всегда достаточен для того, чтобы побудить малыша вести себя так же. Это условие необходимое – но не всегда достаточное.

Однако странно ждать от маленького человека соблюдения норм, которые мы сами не соблюдаем.

Мы, кстати, живём в стране, где традиционно население относится к власти – как дети к родителям. Так вот, те законы, которые не соблюдает власть, не уважает и население. Если оно и реже нарушает их, чем власть, то только из-за боязни последствий.

Мы, взрослые, для детей – начальство. Если начальство не придерживается правил и законов, подчинённые их уважать не будут – и станут нарушать при первой возможности, если только уверены, что их не потянут к ответу.

А ведь мы хотим, чтобы наши дети вели себя как следует всегда – а не только у нас на глазах.

Мы же не лицемеров стремимся воспитать.

У детей – обострённое чувство справедливости. Если мы наказываем за то, что делаем сами, то теряем у них авторитет.

Взрослый может и даже должен быть – иногда, во всяком случае, — строгим, требовательным. Малышам это даже нравится. Но пользоваться своей властью мы должны разумно и справедливо. Тогда – имеем право и на строгость, даже жёсткость.

В ином случае добиться своего взрослый может только страхом. А это самый негодный метод из всех возможных.

Вы можете подписаться на обновления и поделиться статьёй со своими друзьями! И станет еще интереснее и полезнее и Вам и друзьям!

А в следующий раз я расскажу вам о том, как отучить ребёнка от компьютера. Это чудовищно интересно!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *